Lustra

«БЕЗЫМЯННАЯ ПЛАНЕТА ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ВИНТЕРА» ГЛАВА XVI

Борис Павловский
Опубликовано Март 31, 2017, 4:41 пп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 38 сек

Глава XVI

Квартира Эдварда (так звали загадочного художника, с которым познакомился накануне Артур) была похожа на картинную галерею. В ней почти отсутствовала мебель, кроме стола и старого дубового серванта в котором хозяин хранил краски. Зато стены были сплошь увешаны рисунками. Издалека они напоминали какой-то размытый пейзаж, причудливое изображение осенней палитры цветов. Но при максимальном приближении в них угадывались определенные детали. Каждый из двух сотен рисунков имел свою, только ему присущую цветовую гамму, которая, по замыслу Эдварда, должна была нести определенную информацию.

— Вот женщина после аборта, – хозяин показал рукой на четко различимый силуэт человеческого эмбриона, исполосованный острыми черными линиями — Она понимала, что совершила тяжкий грех, но старалась внутренне себя успокоить: мол, я все равно не смогла бы обеспечить ребенка без мужа и без гроша в кармане, обрекла бы его на суровые испытания. Потом этот не родившийся младенец, которого по частям извлекали щипцами из утроба матери, снился ей по ночам целый месяц. И она в ужасе просыпалась от пронзительного крика: «мама, не убивай!». К сожалению, она так и не дала ему придти в этот мир, уничтожила во чреве, нарушив тем самым естественный ход времени, направляемый из космоса.

— А она может искупить свой грех? — спросила Эллина.

— Я не знаю. Но думаю, что сделать это ей будет очень трудно. Хотя, наверное, сможет, если очень захочет. Ведь все мы, в той или иной степени, несем на себе печать греха. Но рано или поздно наступает прозрение, и человек заставляет себя по-новому взглянуть на многие вещи, перестроить свое мышление, стать более зрелым, если хотите.

Эдвард долго рассказывал о героях своих работ. У Артура и Эллины сложилось впечатление, как будто он лично был знаком с каждым из них, а не считывал их мысли на улице. Хозяин подъехал еще к одному рисунку: там был изображен голубой стакан с черным дном, а вокруг него — петля.

— Это мужчина. Он потерял работу. Двадцать семь лет отдал любимому делу, работал электриком на заводе. Потом завод обанкротился. И этот человек, кстати, очень порядочный и честный, был вынужден уволиться. Вы не представляете, какой это был психологический шок для него. Ранее почти непьющий, он осушил не один стакан, подумывал о самоубийстве.

Артуру, конечно же, не терпелось увидеть собственный мыслительный процесс в натуре. Но он не мог остановить Эдварда. Во-первых, ему было неудобно прерывать хозяина на полуслове. А во-вторых, рассказ Эдварда звучал настолько завораживающе, что ему совершенно не хотелось этого делать.

— Я знаю, вам вскоре предстоит сыграть очень важную роль в жизни нашего города, да и всей планеты, — неожиданно произнес Эдвард, совсем уж шокируя Эллину и Артура.

— Но откуда вам об этом известно? – девушка не могла сдержать любопытства.

— Нет ничего тайного, что ни стало бы явным – загадочно повторил он знакомое библейское изречение.

— Может быть, вы знаете Варсана?

— Нет, с ним я, к сожалению, не знаком. Но его мысли относительно спасения нашей цивилизации, равно как и ваши, мне хорошо известны.

— Значит, вы пророк?- спросил Артур, немного смутившись.

— Нет пророка в своем Отечестве. Но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем все это может закончиться.

— И чем же? — в один голос спросили студенты. Их лица в тот момент были похожи на милые личики маленьких детей, впервые увидевших луноход.

— Придет время — узнаете, — ответил Эдвард после небольшой паузы. — Вы будете не просто свидетелями, но и непосредственными участниками событий, которые совсем скоро наступят. Очень скоро – последние два слов Эдвард произнес медленно, почти по слогам.

— Но вы можете хотя бы сказать, спасемся мы или погибнем? — не унималась Эллина.

— Не могу. Ведь нет смысла бороться, заранее зная результат, не так ли?

— Есть ли у нас хоть какая-то надежда на успех? — спросил Артур, все еще надеясь получить внятный ответ. Но Эдвард все так же говорил намеками.
— Кто не надеется, ни во что не верит, тот слаб и не способен добиваться результата. Вся наша жизнь — есть по сути непрерывная и жесткая борьба: за свое существование, за место под солнцем, борьба с собственными слабостями. Младенец, как может, старается бороться с неудобствами, лежа в кроватке. Подросток борется за свое самоутверждение. Он уже не просто шевелит ручками и бьет ножками, но и может топнуть, оттолкнуть ближнего. Становясь старше, человек все больше превращается в агрессивного, хотя и внешне культурного волка, которого порою трудно остановить на пути к цели. Хорошо еще, если цель эта не несет в себе зло. Впрочем, волчья мораль куда безобидней, чем человеческая. Конечно, волк, как и любой другой хищник, обязательно загрызет свою добычу, если голоден. Но ему никогда не придет в голову накапливать горы оружия, способного за минуту уничтожить целый город, делать гадости сородичам во имя славы и богатства, убивать их просто ради забавы. Слава Богу, вы напрочь лишены этих черных мыслей. С Божией помощью у вас все получится.

Эдвард подъехал к следующему ряду картин.

-Это мои самые свежие работы. Постарайтесь найти здесь себя, вернее, свои мысли.

Артур провел глазами по стене, пытаясь разгадать, какими увидел художник его вчерашние размышления в парке.

— Вот он, — недолго думая, воскликнул Артур, указывая на изображение черных параллельных линий, поверх которых были нанесены голубовато-зеленые и оранжевые кружочки. Оранжевый цвет у Эдварда символизировал обновление.

— Что ж, похоже, экскурсия пошла вам на пользу, — спокойно сказал хозяин, при этом даже не улыбнувшись. — Никогда не забывайте, что мысль материальна, а значит, ее можно увидеть. Вы должны это хорошо усвоить, прежде чем приступать к выполнению ответственного задания по борьбе со злом. Ведь те, кто сеет зло, очень неплохо умеют управлять нашими мыслями.

— Вот смотрите, — он подвел ребят к еще одному рисунку, — так выглядят мысли одного очень богатого человека. — А доживу ли я до завтра? Светло-голубой цвет благополучия сменяется темно-серым — это цвет неуверенности. Этот человек имел успешный бизнес, но однажды потерпел фиаско. Пришлось влезть в долги, за которые его поставили на счетчик. А вот это, — Эдвард указал на большие полусферы красного и желтого цвета, — мысли человека, который хочет подавить более слабых, заставить их думать и действовать, как выгодно ему. Так создается эффект толпы, когда большое количество людей, словно стадо баранов, идет за лидером и готово делать все, что он прикажет, или по крайней мере не мешать. Это очень опасное явление. Так действуют все деструктивные секты. И этот метод уже взят на вооружение верхушкой нашего города.

— Мы можем этому что-нибудь противопоставить? — спросил Артур

— Да, Варсан объяснит вам, как это сделать. Но будьте осторожны. Ваш противник очень силен и коварен. Не так просто будет его одолеть. За свою жизнь я хорошо усвоил, что такое закон джунглей, пройдя через горнило человеческого эгоизма, подлости и унижений. Но, слава Богу, не сломался, хотя был близок к тому, чтобы опуститься на дно. Физически меня уже сломали, но морально — не смогли. Травму, которую я получил на производстве, можно было лечить. Но на это понадобились огромные для меня деньги. И мне прямо сказали: иди, проси милостыню, может быть, соберешь. Когда я собрал необходимую сумму, было уже поздно. Стал инвалидом. Жена ушла от меня. Жизнь перестала приносить какое-либо удовлетворение, хотя бы моральное. Тогда, после долгих раздумий, я решил заняться творчеством, открыв в себе способность видеть мысли на расстоянии.

— И что вы видите вокруг? — спросила Эллина, стараясь глубже понять философию этого немного странного человека.

— Мрачные тени, обитающие где-то в потаенных углах человеческого сознания, безграничную жестокость и абсолютную уверенность том, что она останется безнаказанной. Как же люди заблуждаются, не понимая простую истину: ничто в этом мире не проходит бесследно. Все имеет свое естественное продолжение, зачастую оно уже не зависит от нас. И каждый законченный ряд обязательно переходит в следующий, более высокий или, наоборот, низкий. Это закон всемирного естества, который никто, даже самые сильные мира сего, не в силах отменить.

Глава XV
Глава XIV
Глава XIII
Глава XII
Глава XI
Глава X
Глава IX
Глава VIII
ГЛАВА VII
ГЛАВА VI
ГЛАВА V
ГЛАВА IV
ГЛАВА III
ГЛАВА II
Глава I

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
Борис Павловский
Мне 43 года. Женат. Историк по образованию, журналист по призванию, ценитель изящных искусств, к которым, несомненно, относятся музыка, литература и театр. Люблю афоризмы и мудрые мысли, среди которых ежегодно стараюсь определять для себя десятку самых актуальных. Бессменным в этом топ-листе (лично для меня) остается высказывание, которое предписывают премьер-министру Индии Индире Ганди (хотя мне почему-то кажется, что оно намного древнее середины прошлого века): «История – лучший учитель, у которого самые плохие ученики». Разве не актуален Конфуций, произнесший много столетий назад: «Лучше зажечь одну маленькую ю свечу, чем все время клясть темноту». А еще – вечный императив Канта: «Не делай другому того, что не желаешь себе». Стараюсь выдерживать его как собственное кредо. Литература мне представляется бесконечной энциклопедией жизни, в которой каждый может утонуть и каждый может выплыть. По моему глубокому убеждению, она призвана будоражить самые глубокие мысли, копаться в душе и искать ответы на многие вопросы, которые не знает никто. Мне нравятся книги Светланы Алексиевич. Безумно нравится «Дон Кихот» Сервантеса. «Жизнь и судьба» Гроссмана считаю величайшим произведением. Назвать себя писателем – нет, это слишком громко. Я просто пытаюсь подвергнуть осмыслению то, о чем наверняка задумывается хоть раз в жизни каждый из нас. В общем, книга – мое хобби, так же, как и путешествия. Впрочем, все, уже много наговорил…

Оставить комментарий

Войти с помощью: