Lustra

«БЕЗЫМЯННАЯ ПЛАНЕТА ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ВИНТЕРА» ГЛАВА XVII

Борис Павловский
Опубликовано Апрель 02, 2017, 11:10 дп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 17 сек

Глава XVII

Винтер готовился к грандиозному празднику — Дню города. По такому случаю сенат проявил “величайшее благородство” и объявил всеобщую амнистию. Заключенные выскакивали из тюрем, как пчелы из ульев, массово и настойчиво, иногда «покусывая» попадавшихся им навстречу граждан. Несколько тысяч потенциальных избирателей разбрелись по всему Винтеру и окрестностям, наводя ужас на ничего не подозревающих жителей. При этом сотня недавних обитателей казенного дома устроила митинг на площади Свободы, требуя… вернуть их обратно. Они уже не мыслили себя вне стен заведения с колючей проволокой. За решеткой им было гораздо привычней и удобней, нежели в скверике на лавочке либо в грязном запущенном подъезде.

Но об этом газеты мало писали. Зато весь город облетела новость, которую репортеры смаковали, как сладкое пирожное, словно боясь выпустить изо рта. «Держись, планета!», «Супероружие в наших руках!», «Люди — боги» — такие заголовки выскакивали на первых полосах ведущих газет. Речь шла о создании нового, супермощного геофизического оружия, способного вызвать искусственное землетрясение, шторм, извержение вулкана и пыльные бури. Это радиоуправляемое оружие, разработанное в секретных лабораториях Винтера по прямому указанию сената, предполагалось испытать на жителях Ирславии. По этому поводу в сенате разгорелась очередная жаркая дискуссия. Даже некоторые ярые сторонники барона Аристона не побоялись высказать свои опасения.

— Это опасная затея с непредсказуемыми последствиями. Она может обернуться бумерангом для Винтера. Почему мы должны ставить под угрозу сотни тысяч наших жизней во имя победы над Ирславией, пусть даже очень богатой нефтью? — говорили они.

Аристон все больше хмурил брови, слыша подобные возражения. Видимо, он рассчитывал, что его очередная идея будет подхвачена «на ура», поддержана почти единогласно. В приступе ярости он до хрипоты доказывал собственную позицию:

— Неужели вы не понимаете огромного преимущества такого способа ведения войны? Во-первых, мы сможем сохранить жизни наших солдат, которые не будут массово умирать на поле боя. Во-вторых, что весьма немаловажно, продемонстрируем всему миру нашу мощь, наше превосходство, дадим понять другим, что лучше не ввязываться с нами в какие-либо конфликты, не ставить нам палки в колеса. И, наконец, в-третьих, мы сможем обеспечить молниеносную победу. Ведь любая война стоит немалых денег — не забывайте об этом.

В конце концов, как и следовало было ожидать, голосование принесло барону убедительную победу. Решение об использовании супероружия было принято сенатом почти единогласно. По такому случаю довольный Аристон решил устроить торжественный ужин, приуроченный к пятидесятому дню своего рождения. На это придворное пиршество в ресторане «Пальмовая ветвь» он пригласил сенаторов, руководителей спецслужб и разработчиков геооружия. Собрались также ведущие акулы бизнеса и политические львы, щеголявшие бриллиантовыми мобильниками и черными галстуками с золотыми нашивками. Каждый приехал с подарком для некоронованного правителя Винтера. В основном, фигурировали яхты, автомобиля (у Аристона была целая коллекция, насчитывающая более тысячи единиц наземного и водного транспорта). Но подарок, преподнесенный президентом авиакомпании «Стрела» Михаилом Юдасовым, пришелся самолюбивому барону особенно по душе. Нет, самолетов у него было аж четыре штуки, от маленького спортивного до огромного лайнера с бассейном и зимним садом. Юдасов подарил Аристону метровый золотой ключ с десятками бриллиантов. На нем была выгравирована надпись: «Самому почетному жителю нашего города, всемудрейшему и всеславнейшему, достопочтенному барону-лорду Аристону в честь «золотого» юбилея и признания его настоящих и будущих заслуг перед народом и государством».

— Этот ключ мы дарим вам, многоуважаемый господин Аристон, как дающему тепло и свет в наши дома, запускающему турбины наших заводов, позволяющему летать нашим самолетам и ездить автомобилям. Вы даете нам жизнь и потому мы с превеликим удовольствием дарим вам этот символический ключ от великого и славного города, лучшего за все время существования человеческой цивилизации. Берите и владейте на радость всем. Вы замените нам солнце. И наш четвертый Рим будет стоять вечно.

Лицо барона под всеобщее приветственное ликование озарилось яркой ослепительной улыбкой. Так обычно радуются дети, когда им дарят красивую блестящую игрушку. В ответном слове он напомнил гостям, что по преданию наши далекие предки потеряли такой же ключ, после чего начались их беды и скитания. Того, кто найдет его, ожидает великая слава и царство благоденствия.

— Хоть я, как и всякий нормальный человек, не особенно верю в эти сказки, но этот ваш подарок еще раз убеждает меня в правильности того выбора, который мы с вами и весь народ Винтера сделали сегодня: акция возмездия в отношении наглой и строптивой Ирславии должна быть совершена в самое ближайшее время. В этой стране должно быть провозглашено новое, демократическое правительство, которое передаст нам концессии на добычу нефти и газа. Я нисколько не сомневаюсь в успехе этой операции и в нашей общей победе. Предлагаю тост за победу и процветание великого народа, самого великого и самого цивилизованного на земле.

Банкет продолжался всю ночь. «Золотой» розовый бомонд гудел и веселился под сводами самого роскошного ресторана, где одна чашечка кофе стоила 200 талеров, а бокал хорошего красного вина – больше 1000. Гостям предлагали свыше сотни видов рыбных и мясных деликатесов, а спиртное в буквальном смысле лилось рекой. На подиуме вытанцовывали длинноногие девицы с блестящими, словно фонарики, ягодицами. Играла классическая музыка, под которую возбужденные сенаторы и бизнесмены даже пытались танцевать. Но поскольку многие из них были изрядно пьяны, они лишь переминались с ноги на ногу. А многие предпочитали этому невыразительному зрелищу уединиться в укромном уголке в компании надувных полуобнаженных танцовщиц, резво пощупывая их в самые интимные места. Сам барон в это время рассказывал приближенным, как он собирается проучить непокорных дочерей, выдав их замуж, а заодно и депутата Стеблина.

— Этот наглец вскоре отправится вслед за прокурором Сарским. А за дочек возьмусь, как только мы закончим с Ирславией. Пора положить конец их беспринципному и наглому своеволию. Я нисколько не посягаю на их права, но пекусь об их же благополучии и счастливом будущем, которое все они, и Маргарита, и Эллина, и … Ирславия, сами себе обеспечить не в силах. Они меня еще благодарить будут. Придет время, увидите…

Когда за окнами стали пропадать звезды, Аристон незаметно удалился вместе с охраной и несколькими сенаторами. Девицы на подиуме продолжали выплясывать под аккомпанемент бас-гитаристов . Гости то и дело подходили к ним, не без удовольствия смакуя сей эротический сюжет. Никто и не догадывался, что созерцает подобное “чудо” в последний раз. Это был один из тех моментов, когда вдруг стирается грань между прошлым и настоящим, а будущее буквально ускользает из-под носа, проваливается в темную и бездонную пропасть.

…В сотую долю секунды рвануло с такой силой, что вся “Пальмовая ветвь” взлетела на воздух, словно перья сцепившихся в драке петухов. Когда через несколько минут приехали пожарные и потушили пламя, спасать было уже некого. Среди груды стекла, металла и еще неостывшего пепла, перемешанного с кровью, лежали обуглившиеся человеческие останки. Их находили по всей площадке, на месте, где еще полчаса назад играла музыка и десятки людей ублажали себя веселым общением, сопровождаемым поглощением всевозможных напитков и яств. Так закончился еще один день из жизни славного города Винтера, несущий на себе печать трагедии, порожденной самыми страшными человеческими пороками.

Глава XVI
Глава XV
Глава XIV
Глава XIII
Глава XII
Глава XI
Глава X
Глава IX
Глава VIII
ГЛАВА VII
ГЛАВА VI
ГЛАВА V
ГЛАВА IV
ГЛАВА III
ГЛАВА II
Глава I

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
Борис Павловский
Мне 43 года. Женат. Историк по образованию, журналист по призванию, ценитель изящных искусств, к которым, несомненно, относятся музыка, литература и театр. Люблю афоризмы и мудрые мысли, среди которых ежегодно стараюсь определять для себя десятку самых актуальных. Бессменным в этом топ-листе (лично для меня) остается высказывание, которое предписывают премьер-министру Индии Индире Ганди (хотя мне почему-то кажется, что оно намного древнее середины прошлого века): «История – лучший учитель, у которого самые плохие ученики». Разве не актуален Конфуций, произнесший много столетий назад: «Лучше зажечь одну маленькую ю свечу, чем все время клясть темноту». А еще – вечный императив Канта: «Не делай другому того, что не желаешь себе». Стараюсь выдерживать его как собственное кредо. Литература мне представляется бесконечной энциклопедией жизни, в которой каждый может утонуть и каждый может выплыть. По моему глубокому убеждению, она призвана будоражить самые глубокие мысли, копаться в душе и искать ответы на многие вопросы, которые не знает никто. Мне нравятся книги Светланы Алексиевич. Безумно нравится «Дон Кихот» Сервантеса. «Жизнь и судьба» Гроссмана считаю величайшим произведением. Назвать себя писателем – нет, это слишком громко. Я просто пытаюсь подвергнуть осмыслению то, о чем наверняка задумывается хоть раз в жизни каждый из нас. В общем, книга – мое хобби, так же, как и путешествия. Впрочем, все, уже много наговорил…

Оставить комментарий

Войти с помощью: