Lustra

«БЕЗЫМЯННАЯ ПЛАНЕТА ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ВИНТЕРА» ГЛАВА XV

Борис Павловский
Опубликовано Март 12, 2017, 6:38 пп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 37 сек

Глава XV

… На следующий день после похорон Артур позвонил Эллине, поблагодарил за сочувствие и поддержку. Они долго разговаривали. Вчера она не могла даже остаться на поминки. Виной тому стала неожиданно резкая реакция Елены:

— Это вы, ваше проклятое семейство убили моего мужа. Я больше не хочу видеть тебя в нашем доме и рядом с моим сыном. На тебе всегда будет лежать черная печать убийцы! — кричала она в гневе.

Артур пытался успокоить мать, объяснить, что если кто и повинен в смерти отца, то, может быть, сам барон Аристон, и то отчасти. А уж Эллина здесь совсем не причем.
Но Елена даже не хотела его слушать. Эмоции в ней явно взяли верх над рассудком.

— Как ты не понимаешь, Артур? Они ведь намеревались уничтожить всю нашу семью. Отец своей добровольной смертью их опередил и тем самым спас тебя, меня и Марину. А твоя Эллина – часть этого ничтожного клана, который давно подмял под себя все в этом городе. И ты теперь хочешь жениться на такой стерве. Да отец в гробу бы перевернулся.

Артур слушал мать, не перебивая, ждал, пока она выскажет, все, что наболело. Потом обнял ее и сказал:

— То, что ты говоришь, мама, абсурдно. Позже ты поймешь, что была неправа. — Он вышел из маминой комнаты, а затем и из дому, чтобы немного прогуляться.

Весть о смерти прокурора Сарского довольно быстро разлетелась по городу. Многих она шокировала, но почти никого не оставила равнодушным. Было воскресенье. В уютных кафе, под благоухающими пальмами и причудливыми кактусами состоятельные винтерцы сидели за столиками, попивали кофе, обсуждая последние новости.

— Не каждый день такие люди уходят,- протяжно позевывая, пролепетал своему партнеру по кофепитию какой-то человек в джинсах и синей клетчатой рубашке лет тридцати пяти, когда мимо их столика проходил Артур.

— Да, хороший был мужик. Говорят, жена довела его до самоубийства, — ответил его собеседник. Тут Артур не выдержал и, подойдя к ним, спросил профессорским тоном:

— Вы в этом уверены?

От неожиданности оба молодых человека опешили, но тут же успокоились, предложив Артуру выпить с ними кофе. Он присел на свободное место, но от кофе отказался.

— А вы что, были знакомы с господином Сарским?- поинтересовался у Артура тот, что в клетчатой рубашке.

— Я очень хорошо его знал. И могу вас заверить, он бы никогда не пошел на роковой шаг, не имея на то оснований. Он был очень мужественным человеком, на первый план всегда ставил интересы ближнего. И жена здесь абсолютно не причем.

— Неужели он и в самом деле был обречен?

— А вы как думаете? – спросил Артур.

— Пожалуй, да. Против такого монстра, как Аристон, не попрешь. Он скоро и погодой начнет управлять.

— Не думаю. Вот если бы все объединились против него и других, таких же, как он, наверное, сумели бы поставить на место зарвавшегося барона. Или я не прав?

— Что вы, что вы? — оба собеседника синхронно замахали руками. – Это все равно, что плевать против ветра. Ведь на его стороне такая сила.

— Но если бы он остался один?- не унимался Артур.

— Все равно… А потом, как же тогда основной христианский постулат о непротивлении злу насилием?

— Плохо вы знаете христианство, господа. Не противиться злу насилием – вовсе не значит быть к нему равнодушным. Я же не призываю вас взять в руки оружие и пойти убить Аристона. Есть много других, абсолютно мирных способов борьбы.

— Интересно, каких?

— Например, митинги, манифестации, шествия, высказывания в свободной прессе, той, которая еще осталась. И много чего другого. Прокурор Сарский, о котором вы только что хорошо отзывались, именно так и поступал.

— Да. Но он погиб, а мы все же хотим еще пожить немного, сколько Бог дал.

— А ему, значит, больше не дал… Хотя не исключено, что одной из причин его гибели было отсутствие реальной общественной поддержки. Вот я и говорю о том, что люди должны объединиться для более решительных действий. В рамках закона, разумеется,- заметил Артур.

— Все правильно. Кому-то ведь нужно быть героем, а кому-то – просто человеком, не так ли?

— Да, легко стать героем в стране антигероев, — задумчиво и несколько протяжно произнес Артур.- Но мне пора. – Пожав каждому из своих собеседников руку, он резко встал и быстрым шагом направился в сторону парка, исчезнув из их поля зрения.

— Не показался ли тебе этот тип несколько подозрительным? – спросил один из них, когда Артур успел удалиться.

— Думаешь, он как-то связан с органами?

— Не знаю. Но, кажется, мы не взболтнули ничего лишнего.

— На всякий случай, лучше отсюда уйти. Как говорят, подальше от греха.

Интересно, как отреагировал бы Артур, узнав, что его приняли за агента спецслужб.
Но подобная мысль его даже не посетила. Пройдя несколько кварталов, он оказался у ворот парка, по которому любил гулять в свободное время. Здесь не было шумных аттракционов и прочих развлекательных площадок. Этот небольшой клочок природы, тихий и безмятежный, словно притаился посреди океана суеты и высокого давления.
Глядя на изумрудный газон, расстилавшийся огромным чистым ковром, на цветущий вдоль дорожек жасмин, можно было легче вздохнуть и подумать о вечном. Свежие мысли Артуру теперь были особенно нужны. Обычно они ходили по парку вместе с Эллиной. Но теперь ему хотелось побыть одному.

Возле ворот он встретил человека в инвалидной коляске, у которого отсутствовали левая рука и правая нога. На вид ему было лет пятьдесят. Он все время отрешенно смотрел на проплывающий мимо людской поток, словно стараясь разглядеть в нем некую ауру, видимую только ему одному. Артур подошел к незнакомцу и протянул деньги: он был убежден, что тот просит милостыню. Но инвалид неожиданно вернул купюры:

— Я не жду милости от людей. Только от Всевышнего, — сказал он тихим, немного приглушенным голосом, как будто недавно перенес ангину и боялся говорить.

— Можно тогда узнать причину вашего нахождения здесь? – спросил Артур

— Странный вопрос, — ответил незнакомец, назвавшись Эдвардом.- Ты же не спрашиваешь, почему вон та женщина стоит возле магазина, или почему парень с девушкой ходят по бульвару.

Артур понял, что его вопрос, действительно выглядел глуповато в глазах незнакомца, но
никакой обиды в них не просматривалось – только легкое непонимание.

— Хорошо, я скажу тебе, зачем я здесь. Я рисую мысли с натуры.

— То есть как? – теперь уже глаза Артура выражали полное непонимание.

— Очень просто. Я читаю мысль прохожего, а затем изображаю ее на холсте. Могу даже сказать, о чем ты сейчас думаешь.

— И о чем же? – невольно вырвалось у Артура.

— У тебя четыре дня назад умер отец. А еще ты думал о своей любимой девушке, которую зовут Эллина.

— И какой же рисунок получится? – тут уж Артур совсем опешил, сгорая от любопытства.

— А ты приходи завтра ко мне домой и сам все увидишь.

— Простите, но это ведь все равно, что подсматривать в замочную скважину.

— Нет. Я делаю это не ради праздного любопытства.

— Тогда для чего же? – удивленно спросил Артур.

— Мои рисунки могут быть использованы в научных исследованиях. В той же психологии, например. Возможно, это кого-то заинтересует, станет объектом для написания дипломной работы или даже кандидатской диссертации.

— А я могу привести с собой Эллину, она будущий психолог? – осторожно спросил Артур.

— Конечно. Вы можете придти вдвоем. Больше двоих я обычно не принимаю. В противном случае нарушается аура, а она помогает мне думать. – Напоследок Эдвард едва заметно улыбнулся. И Артур почувствовал тепло в его тонком ускользающем взгляде.

Вечером Артур зашел к Эллине, чтобы рассказать о встрече с таинственным незнакомцем и о приглашении, которое тот сделал. Дома он очень долго не мог уснуть. Все думал об отце, о маме, о странном человеке в коляске. А ночью ему приснился Варсан, который настоятельно рекомендовал сходить к этому загадочному художнику. А еще поведал о том, что совсем скоро им с Эллиной предстоит взяться за выполнение возложенной на них высокой миссии.

Глава XIV
Глава XIII
Глава XII
Глава XI
Глава X
Глава IX
Глава VIII
ГЛАВА VII
ГЛАВА VI
ГЛАВА V
ГЛАВА IV
ГЛАВА III
ГЛАВА II
Глава I

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
Борис Павловский
Мне 43 года. Женат. Историк по образованию, журналист по призванию, ценитель изящных искусств, к которым, несомненно, относятся музыка, литература и театр. Люблю афоризмы и мудрые мысли, среди которых ежегодно стараюсь определять для себя десятку самых актуальных. Бессменным в этом топ-листе (лично для меня) остается высказывание, которое предписывают премьер-министру Индии Индире Ганди (хотя мне почему-то кажется, что оно намного древнее середины прошлого века): «История – лучший учитель, у которого самые плохие ученики». Разве не актуален Конфуций, произнесший много столетий назад: «Лучше зажечь одну маленькую ю свечу, чем все время клясть темноту». А еще – вечный императив Канта: «Не делай другому того, что не желаешь себе». Стараюсь выдерживать его как собственное кредо. Литература мне представляется бесконечной энциклопедией жизни, в которой каждый может утонуть и каждый может выплыть. По моему глубокому убеждению, она призвана будоражить самые глубокие мысли, копаться в душе и искать ответы на многие вопросы, которые не знает никто. Мне нравятся книги Светланы Алексиевич. Безумно нравится «Дон Кихот» Сервантеса. «Жизнь и судьба» Гроссмана считаю величайшим произведением. Назвать себя писателем – нет, это слишком громко. Я просто пытаюсь подвергнуть осмыслению то, о чем наверняка задумывается хоть раз в жизни каждый из нас. В общем, книга – мое хобби, так же, как и путешествия. Впрочем, все, уже много наговорил…

Оставить комментарий

Войти с помощью: