Король кислых щей

Lustra
Опубликовано Ноябрь 10, 2016, 9:25 дп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 16 сек

Трехэтажное здание бывшего завода по изготовлению жестяных крышек, раньше (при советской власти) здесь вовсю кипела работа – каждый квадратный метр был задействован под производство, сейчас же от истории прежнего предприятия остались лишь символы: кто-то закусывает водку огурцами или помидорами – откусывает и кладет остатки на крышку. Ефрем работает на первом этаже литейщиком, заливает расплавленный пластмасс в шарообразные и овальные формы размером чуть больше своей ладони. Он человек простой, но тугоумный, глаза Ефрема серые и пустые, его единственная мечта – купить дачу за городом и немецкую овчарку.
Сейчас обеденный перерыв, Ефрем поднимается по лестнице на третий этаж (курить можно только на лестничной клетке третьего этажа), по пути рассматривает местных рабочих, но ни с кем не здоровается. После прекращения производства крышек территорию завода разобрали частники: на первом этаже литейный цех, на втором и третьем – куча мелких компаний от парикмахерских до магазина шляп.
Ефрем останавливается на третьем этаже, убирает левую руку за спину, упираясь ей в стену, и затягивается сигаретой. У окна стояла парочка: полный бородатый темноволосый мужчина в очках, футболке, шортах и шлепанцах и девушка рядом с ним в леопардовых облегающих штанах и топике. Девушка стояла вызывающе и даже вульгарно: одна нога резко вытянута вперед, другая остро согнута, и все изгибы ее тела были четкими и уверенными. Единственное, что ее выдавало – поролоновая подкладка на заднице. Эта пара была необычной, Ефрем ни раз пересекался с ними: мужик зачем-то приехал сюда из Испании и до сих пор не выучил русского языка, а женщина – танцовщица, чем они занимаются на заводе – никто не мог понять, они только и делали, что круглыми сутками что-то напевали на испанском.
– Кхм-кхм, здравствуйте, – обратился к ним Ефрем.
– З-д-ра-в-с-т-ву-й-те, – с улыбкой ответил испанец.
Ефрем стоял и ни о чем не думал, ничто не тревожило его сердце кроме оставшегося времени до выполнения дневной нормы.
– Как дела?
– Но-р-ма-л-но, – вновь посмеялся иностранец.
– Нормально?
– Yes!
– Не, так не пойдет, ты че. Все должно быть чики-пуки, сечешь? Если нормально, значит, у тебя в жизни радости никакой нет.
Испанец замешкался.
– Чики-пуки должно все быть, говорю, чики-пуки. Такая ватрушка.
– What is ch-i-k-i??
– Да просто если «нормально» можно было обозначить цветом, это был бы цвет обветренного говна на поляне. Ты видел вообще такое, сантьяго бернабеу еб*ть?
– I don’t understand…
– Все проще паренной репы, просто повторяй: чики-пуки.
– Ch-i-k-i… Chicken? Chicken! – словно прозрел испанец, резко выпрямился, согнул руки, присел и стал изображать курицу.
– Пуки! – Ефрем стал приседать вслед за испанцем и бить его по жопе ботинком 45 размера.
– Chicken!
– Пуки!
– Chicken!
– Пуки!
– Chicken!
– Пуки!
Обеденный перерыв подошел к концу, звуки прессов вновь стали доноситься из цеха, руки Ефрема порозовели от работы, вся польза проделанного стремилась к нулю, осознание жизни растворялось в расплавленной пластмассе. Ефрем встал и подумал, что курица, которую изображал испанец, гораздо счастливее него и что формы, которые он заливает, – лишь фаллосы и анальные шарики.

Король кислых щей, 29 августа 2016

33022c1395ab16c61fb541a5d993e7c3

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
сексуальность и затворничество

Оставить комментарий

Войти с помощью: