Lustra

Язык и языковая способность: почему мы говорим?

Автор:

Опубликовано Декабрь 21, 2016, 3:22 пп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 52 сек

Автор: ДАРЬЯ ШУСТОВА, 1 ГОД АСПИРАНТУРЫ Литературного института имени Горького. Доклад был подготовлен специально для GORKY SCIENCE SLAM

Эта статья – оформленные в научно-популярном стиле мои собственные взгляды, не претендующие на объективность. Это – надежда обратить внимание на некоторые проблемы и, быть может, научные перспективы.

Язык – самая совершенная коммуникативная система, то есть система общения, которая
удовлетворяет потребности человеческого сознания. Это утверждение кажется очевидным, но
стоит задуматься: почему мы общаемся именно с помощью языка? Как так получилось?
Насколько хорош язык как система общения? Здесь перед нами открываются широкие и
малоизученные перспективы.

Говорят, и космос, и океан исследованы менее, чем на 10%. Язык – такой же космос, и
таит он не меньше захватывающего. Это практически идеальная саморегулирующаяся система;
подойти к её изучению можно с огромного числа сторон, все взгляды подобны мельчайшим
секторам круга. Я попытаюсь показать некоторые подходы и назвать любопытные феномены, а
также имена интересных исследователей.

Первое. Мы не только используем язык, чтобы передавать друг другу свои мысли.
Влияние идёт и в обратном направлении, и влияет язык на нас больше, чем мы привыкли
думать. Известно, что языковая способность – это залог развития нашего сознания. Вспомним
общеизвестный пример: дети-маугли, не развив в себе языковую способность, не могут стать
полноценными членами общества. И эти же случаи показывают, насколько зависит владение
языком от биохимии мозга: овладеть языком мы можем лишь в раннем детстве. Но я не буду
останавливаться на этом подробно; назову первое имя интересного учёного – Ноам Хомский,
именем которого названа последняя научная революция в лингвистике (подробнее по ссылкам в
конце статьи — прим.ред).

Приведу теперь не такой очевидный пример влияния языка на сознание, но гораздо
более масштабный. Эта история – лингвистический аналог «эффекта бабочки»¹.

Началось всё в первые века нашей эры в Греции, когда при переводе Библии с иврита
слово «покаяние» перевели с корнем «цена». Это разошлось по дальнейшим переводам. Вспомним, что русское слово «цена» раньше звучало как *koina, значит, и наше слово «покаяние» содержит этот корень, уже не просматривающийся сейчас. От содержащейся в слове «покаяние» семантики «цена» произошли многие аспекты христианского мировоззрения (в том числе понятие «искупления»). Эти смыслы способствовали возникновению индульгенций, которые, в свою очередь, пробудили возмущение многих людей, во многом спровоцировавшее Реформацию. Исторические события шли своим чередом, и вот уже пуритане отплывают на корабле «Мэйфлауэр» из религиозно враждебной Англии… Таким образом, США точно не
существовали бы в привычном нам виде, переведи тот древний грек слово «покаяние» без
корня «цена». Не доказывает ли эта история, что вся наша наука знает о языке не очень многого?
Наше сознание, что доказывается наблюдением за «детьми-маугли», словесно; так насколько
влияет на словесное сознание окружающее нас словесное же поле, содержащее громаднейший
культурный контекст? Настолько, что даже, казалось бы, незначительные изменения этого
контекста определяют пути развития цивилизаций.

Второе. Рассмотрим с точки зрения «язык как малоизученный Космос» сравнительно-историческое языкознание. Все мы знаем, что с помощью этого комплекса методов
восстанавливаются праформы и древнейшая семантика. Например, у слов «дева», «дитя» и
«доить» — общий древний корень со значением вскармливания. Таким образом теоретически
возможно восстановить сумму первичных празначений, существовавших на момент оформления
языка. Подобная реконструкция влечёт за собой понимание сознания наших предков,
наблюдение архетипов, восстановление предметного мира тех эпох и множество других
интересных феноменов. Конечно, все существующие «раскопки» истории языков отстоят от этого
ещё крайне далеко. Беспрецедентно углубился в праформы, а ещё более — в празначения
А.А. Потебня; также интересен проект с многообещающим названием «Вавилонская башня».
Это попытки еще больше углубиться в прошлое: учёные берут за исходный материал не слова
живых языков и восстанавливают не индоевропейский или другой язык-предок языковой семьи;
они изучают восстановленные языки-предки, и уже на их материале восстанавливают общие для
этих языков-предков древнейшие праформы.

С вышеназванным способом исследований потенциально стыкуется третий подход к
языку-Космосу: биологический подход. Общеизвестным является тот факт, что язык – это
инструмент и продукт эволюции, антропогенеза. Поиск ответов на вопрос, насколько древней
является наша языковая способность и как глубоко она в нас укоренена, роднят этот подход и с
первым, и со вторым; попытки найти «язык» в мозге, найти нечто подобное у животных и тому
подобные исследования дают одни из вариантов ответов на вопрос «что есть язык?». Интересен
феномен «говорящих обезьян»: оказывается, человекообразные приматы способны освоить
тысячи (!) слов-жестов из амслена – языка для глухонемых – и конструктивно общаться! Если вам
интересно, можете поискать информацию про говорящую гориллу Коко. Существование ей
подобных, а также существование сложной жестовой системы общения у шимпанзе бонобо,
геном которых на 98% совпадает с человеческим, поднимает вопрос, является ли речь
человеческой особенностью, и насколько древними могут быть прямые предки современных
языков. Возможно, двигаясь из прошлого к настоящему через изучение языка в контексте
антропогенеза и – одновременно – от настоящего к прошлому с помощью сравнительно-
исторического языкознания, наука узнает время возникновение языка в подобных современным
формах.

Рассматривая второй и третий подходы к языку-Космосу, мы в очередной раз убедились,
сколь многое таится в нём.

Четвёртое. Следующий кажущийся интересным подход – рассмотрение языка как употребления. Он – не система и не объект, а процесс. Первым это выразил Вильгельм Гумбольдт: «Язык есть не продукт деятельности (Ergon), а деятельность (Energeia)»2. Это основополагающий тезис современной стилистики, которая предлагает принципиально иной, чем существующие, способ изучения живого языка. Стилистика страдает от нехватки инструментария для выполнения этих задач и приспосабливает литературоведческие и лингвистические категории и методы, по своей сути занимая в ткани филологии место между ними. Это лингвистика, изучающая язык как употребление, а не анализирующая застывшие концепты, как, например, знакомый всем ВУЗовский курс современного русского языка. Однако идея изучения языка как нерасчленимого целого ведёт к тому, что предмет анализа тут – текст как органическое целое. Предметом изучения стилистика приближается к литературоведению, но это сближение – больше формальность. Литературоведение напрямую анализирует содержание; стилистика анализирует ткань текста и идёт от языка, от плана выражения. Как я уже сказала, чувствуется недостаток категорий и методов изучения; полностью удовлетворяют потребностям стилистики лишь «образ автора» и «словесный ряд». Но представим, что все требующиеся инструменты разработаны; какой потенциал скрывает стилистика? Например, мы сможем из анализа удачных фактов языкового употребления узнать, в каких условиях язык как система передачи информации наиболее эффективен. Или же выяснить языковые критерии гениальности автора. Но это лишь предположения; мы можем узнать, что именно даст стилистика, лишь развивая её. Сейчас видно то, что предлагаемый ею способ изучения языка таит в себе значительный потенциал. И здесь мы видим, сколь много ещё не изучено. Интересные исследователи в этой сфере – В.В. Виноградов, ученые-стилисты нашего ВУЗа.

Пятое. Должна сказать, что идущие ниже предположения наименее подкрепленные из
всех в этой статье. Это подход к языку от психологии. Как утверждает Джозеф Кэмпбелл, у
современного человека утрачена органическая связь между сознанием и подсознанием,
существовавшая в мифологическую эпоху; так, транс шамана напоминает шизофренический
криз, но шаман входит в транс и выходит из него по собственной воле. Логично предположить,
что и информационный контакт между сознанием и подсознанием нарушен, что доказал Фрейд,
разработавший сложные методики для диалога с подсознанием. Теперь вспомним, что наше
сознание языковое; следовательно, вышеназванные процессы не могли не найти отражение в
языке. Но вспомним и другое: язык весьма существенно влияет на наше сознание. Итак, имея
всё это в виду, представим классический коммуникативный акт: говорящий посылает
вербальное или письменное сообщение понимающему. Да, на сообщение может повлиять
информационный шум, то есть понимающий может воспринять не совсем то, что стремился
передать ему говорящий. Но ведь говорящий и сам в корне не до конца понимает и осознаёт
себя?.. Значит, коммуникативная эффективность языка не удовлетворяет многое в нашем
сознании; я проводила эксперименты, чтобы выяснить, насколько (в вопросе возможно более
полноценного диалога двух сознаний нельзя не упомянуть такой феномен, как «диалог
согласия» Бахтина). Пока выборка недостаточна для точных результатов, но уже можно
утверждать, что коммуникативная эффективность языка – далеко не 100%. Но возможно ли
частично заполнить это зияние с помощью влияния языка на сознание через целенаправленное
развитие его коммуникативной эффективности?

Безусловно, это потребует многого одновременно от разных ветвей развития
лингвистики, от психологии, антропологии, которые, в свою очередь, на современном этапе
развития науки разработаны, как мы увидели, не слишком глубоко. Так что все подобные
перспективы – дело отдалённого будущего. Однако, мне думается, что двигаться именно в этом направлении можно уже и сейчас, пусть и весьма ограниченно. Любые шаги в эту сторону
важны, потому что показывают путь.

Последнее, о чём хотелось бы задуматься – перспективы возможного в будущем
подобного развития лингвистики. В случае хотя бы некоторого продвижения по пути
целенаправленного увеличения коммуникативной эффективности языка возможна разработка
прикладных методик: вероятно, лингвопсихотерапия, методики разрешения психологических
кризисов и межличностных конфликтов, иной взгляд на творчество и многое другое. Как
максимум – детальное изучение многих примеров описанного выше лингвистического «эффекта
бабочки» и его направленное использование. Повторюсь: это – дело будущего и возможно при
ином состоянии науки. Здесь мы видим точку потенциального схода различных подходов к
изучению языка-Космоса.

Ссылки:
1 – этот пример пересказан со слов проф. Александра Михайловича Камчатнова
2 — Вильгельм фон Гумбольдт. ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ПО ЯЗЫКОЗНАНИЮ. Перевод с немецкого
языка под редакцией и с предисловием доктора филологических наук проф. Г. В.
РАМИШВИЛИ. МОСКВА ПРОГРЕСС 1984, 1984; глава «Вильгельм фон Гумбольдт—
основоположник теоретического языкознания»; http://sci.house/obschaya-lingvistika/vilgelmfon-gumboldt-osnovopolojnik.html

Просто интересно:

О говорящей горилле Коко
http://nauka.me/2015/05/udivitelnaya-gorilla-koko-istoriya-govoryashhej-obezyany/
https://www.kinopoisk.ru/film/23883
О языковой способности вымерших высших гоминид
http://nepoznan-mir.ru/umeli-li-neandertalcy-govorit/
О феномене говорящих обезьян
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_
%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D1%8C%D1%8F%D0%BD_%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B8
О стилистике (именно об этом первые две главы, но вся книга представляет большой интерес)
http://www.e-reading.by/djvureader.php/131606/9/Gorshkov_-_Russkaya_stilistika.html
Язык индейцев-пираха
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B8%D1%80%D0%B0%D1%85%D0%B0%D0%BD
О влиянии языка на сознание
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%B7%D0%B0_
%D0%BB%D0%B8%D0%BD
%D0%B3%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE
%D0%B9_%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C
%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8
Бахтин, «Автор и герой в эстетической деятельности» (крайне интересно сопоставить понимание
«образ автора» Виноградовым и Бахтиным)
http://teatr-lib.ru/Library/Bahtin/esthetic/;
http://rumagic.com/ru_zar/sci_philosophy/bahtin/2/j58.html
О «хомскианской революции» в лингвистике
http://3ys.ru/istoriya-yazykoznaniya/n-khomskij-i-generativisty.html;
http://www.razlib.ru/jazykoznanie/voloshinov_bahtin_i_lingvistika/p8.php
Лев Успенский, «Слово о словах»:
http://www.libok.net/writer/5154/kniga/18346/uspenskiy_lev/slovo_o_slovah/read

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
Журнал о современной культуре

Оставить комментарий

Войти с помощью: