Экслибрисы Альбрехта Дюрера

Lustra
Опубликовано Сентябрь 21, 2016, 10:41 дп
FavoriteLoadingДобавить в избранное 12 сек

Мы привыкли воспринимать Альбрехта Дюрера как представителя немецкого Возрождения, одну из ключевых фигур этого времени, и в первую очередь как мастера живописного и графического искусства.

Экслибрисы Альбрехта Дюрера

При упоминании его имени в памяти людей, хоть в какой-то степени интересующихся искусством, возникают образы и сюжеты из его наиболее знаменитых работ.
Но мало кто знает, что Дюрер стоял и у истоков искусства экслибриса. Библиофилы и специалисты в области книг, как известно, популяция весьма немногочисленная и уважаемая, позволим им пропустить несколько следующих абзацев. А нам стоит чуть подробнее остановиться на этом моменте.

Итак, что же такое экслибрис? В истории искусства это явление чаще всего вовсе не отмечено, оно выпадает из всевозможных классификаций и структур, и находится как бы вне системы. Этот “бунтующий” книжный знак довольно близок к графике, так как соединяет в себе рисунок и текст одновременно.

Экслибрис — это личный графический символ, и создан он для обозначения принадлежности книги её владельцу. Он должен художественно отображать характер владельца, его предпочтения и интересы, выступая в качестве опознавательного знака, отпечатываемого обычно на форзаце книги.

Что в дальнейшем призвано выполнять отчасти роль и функции сторожевого пса: “Это книга такого-то, он большой любитель и ценитель книг, и даже если ты похитишь его книгу, от данного знака тебе не избавиться. Стыдно должно быть”. Ну или несколько иначе, ведь экслибрис не столько охраняет, сколько характеризует владельца книг. Словом, экслибрис вещь нужная, хоть в наше время используется всё реже и реже. Возможно, в силу того, что и книжных домашних собраний становится не так много, как ранее. И ценность их очевидна лишь для знатоков или таких же фанатов книжной культуры.
Так что же Дюрер? В начале 16-го века этот замечательный парень берёт и начинает изготавливать экслибрисы для себя и своих знакомых. Скорее всего, у себя на Родине, да и в её окрестностях он был одним из первых, кто обратился к этой задаче. Будучи мастером графики, он поневоле, а быть может и вполне осознанно вместо служебного знака создаёт поистине прекрасные графические композиции. В его экслибрисах мы видим отголоски творческой манеры, характерной и для других работ Дюрера, не имеющих отношения к книжной культуре.

Как и другие графические работы Дюрера, его экслибрисы также требуют тщательного и внимательного просмотра из-за наличия в них чрезвычайно мелких деталей.

Дюрер обращается к линии как к главному выразительному средству своих работ. Тщательность и методичность штриховки в сочетании с символичностью отдельных элементов позволяют отличить экслибрисы Дюрера от работ других мастеров.

Естественно, Экслибрисы в Германии существовали и до Дюрера, но оставались безымянными и выполняли сугубо функциональную роль. В первые годы 16-го века сам Дюрер приступил к изготовлению печатных книжных знаков. На данный момент известно 20 экслибрисов его авторства, из них только 13 мастер успел закончить, а 7 остались незавершенными.
Одним из первых экслибрисов мастера стал экслибрис для его друга Виллибальда Пиркгеймера. Друг был достаточно известным в Нюрнберге гуманистом, литератором, библиофилом и просто хорошим человеком. В центре книжного знака размещён девиз на латинском языке “Sibi et amigos”, что переводится как “Себе и друзьям”.

Экслибрисы Альбрехта Дюрера

Этот девиз затем использовали многие библиофилы. На экслибрисе мы видим переплетения лент и растительных узоров, а также традиционное обрамление рисунка двумя путти (мальчиками с крыльями), как бы держащими 2 щита во главе с мужской фигурой. Изображенные на щитах растущее дерево и женщина в короне, держащая в руках двух рыб, скорее всего, являются элементами родовых гербов семейства Пиркгеймера, а точнее гербами семейств его отца и матери. Надпись Liber Bilibaldi Pirckheimer вероятно обозначает, что экслибрис был подарен другу, а не сделан на заказ платно (liber на латинском языке переводится как “бесплатно”, “свободно”).
В 1523 г. Дюрер создал экслибрис и для себя.

Экслибрисы Альбрехта Дюрера

На нем изображена открытая дверь, нарисованная на щите. Дверь можно рассматривать как отсылку к фамилии художника (в переводе с венгерского, Дюрер почти буквально обозначает “дверь”). Над щитом расположен элемент рыцарского костюма, весьма традиционный для геральдических композиций и обозначающий скрытую мысль, а также символизирующий достоинство рода. Как и голова, представляющая собой самую благородную часть человеческого тела, шлем — наиболее благородная часть вооружения человека, имеющего высокое происхождение. Также Дюрер использует символы, которые часто можно было встретить в южно-немецкой геральдической традиции, а именно — орлиные крылья и темнокожего человека в профиль. Эти элементы использовались в том числе и нюрнбергской семьей матери художника, Барбары Хольпер. Также акцентируют на себе внимание орлиные крылья, являясь символическим изображением причастности к чему-то высшему. Возможно, Дюрер считал это удачным изображением своей причастности к искусству. Вверху экслибриса мы видим нанесенный художником год изготовления и собственную монограмму, которая состоит из двух первых букв его имени — А и вписанной в нее D. Многие художники далее продолжили эту традицию и также создавали себе подобные монограммы, но мы-то знаем, кто их надоумил.

Еще один экслибрис предназначался для Ганса Бургкмайра — немецкого художника, современника Дюрера.

Экслибрисы Альбрехта Дюрера

MDXXVI — датировка изготовления экслибриса, 1526 год. Дважды изображенный (непосредственно на щите и стоящий над ним на мягкой подушке) бык в геральдике обозначает труд и терпение. Несмотря на то, что быки визуально почти похожи, они не являются копиями друг друга, отличаясь мелкими деталями. Дюрер не мог позволить себе использование современного метода “ctrl+c ctrl+v”, он тщательно прорабатывал каждую мелочь. Возможно, Дюрер счел необходимым изобразить характеристику целого рода Бургкмайров, обращаясь к символическому образу быка, и сделать акцент на преемственности такого положительного качества как трудолюбие, передаваемое из поколения в поколение. Бык, стоящий на вершине, также приближен к небу, что может являться метафорой творчества как духовной практики, а не ремесла, как считалось в ту пору.

Интересным экземпляром является экслибрис для математика, военного инженера и архитектора с дьявольской фамилией — Иоганна Черте.

Экслибрисы Альбрехта Дюрера

Он был другом двух замечательных ребят — Дюрера и Пиргкеймера, и жил в Вене. Его экслибрис обрамлен виноградной лозой, произрастающей из глиняных сосудов, на одном из которых расположена всё та же монограмма Дюрера. Виноградная лоза символизирует плодородие и изобилие, а также она может считаться символом оседлости. И этот символизм достаточно понятен, ведь странствуя, винишко не произведёшь. На щите изображен мужчина с двумя псами на поводке, дующий в рог или горн. Это вполне может быть изображением Диониса, часто изображавшегося в образе быкоподобного человека. Подобной интерпретации “помогает” наличие виноградной лозы на экслибрисе, часто выступающей в качестве сопутствующего символа Диониса, бога растительности и вдохновения. Две собаки могут выступать в качестве символа верности, бдительности и охраны. Расположенная вверху мужская фигура почти копирует фигуру на щите, но рука ее обвита веревкой, что может обозначать некие препятствия на пути к достижению поставленной цели.
Сквозь эти экслибрисы, призванные выполнять лишь функцию обозначения принадлежности книги её владельцу, проглядывает рука и подчерк истинного мастера. Альбрехт Дюрер смог даже в таком служебном книжном знаке передать черты и качества их владельцев, а также создать подлинно гармоничные и цельные композиции. Проработанность деталей и характерная акцентированность на отдельных символах позволяют воспринимать их не как безличную “изобразительно-шрифтовую композицию”, как пишут в книжках по искусству книжной графики, но как одни из графических работ титана Возрождения, почти не уступающие по выразительности и эффектности знаменитым на весь мир другим гравюрам Дюрера. Впоследствии они стали примером и эталоном для многих художников, занимающихся изготовлением экслибрисов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8
Искусствовед

Оставить комментарий

Войти с помощью: